БелаПАН беседует с главой представительства Еврокомиссии в Минске Жаном-Эриком Хольцапфелем о развитии многостороннего и двустороннего сотрудничества, перспективах дальнейшего расширения связей.

— Господин Хольцапфель, если говорить о развитии многосторонних отношений — как продвигается реализация новой политики ЕС «Восточное партнерство»? Уже можно говорить о сроках и конкретных проектах? Вам не кажется, что ее реализация приостановилась?

— Представители Брюсселя будут в Минске полтора дня 1-2 октября именно для того, чтобы рассказать о «Восточном партнерстве». Они посещают все шесть стран-партнеров, встречаются с чиновниками, а также прессой.

Разве реализация остановилась? Нет, фактически наоборот: политика стартовала в мае, а уже прошли консультации по всем рабочим платформам, идет разработка конкретных проектов в каждой из них и по так называемым флагманским инициативам, в ноябре пройдет форум гражданского общества. Но пока еще нет никаких конкретных сроков.

Представители Брюсселя в конце недели расскажут обо всем подробно.

— Техническое сотрудничество также набирает обороты?

— Да, бюджет белорусских проектов в рамках ежегодной программы действий был увеличен с 5 до 10 млн. евро. Но здесь стоит отметить, что проекты в Беларуси финансируются через ряд программ, а не только из годового национального бюджета для страны. Это — региональные программы, тематические, трансграничные.

Так, 8,5 млн. евро ЕС выделил Беларуси на развитие продовольственной безопасности, 1,5 млн. — на повышение компетентности управленцев и институциональное строительство. Об этих 10 млн. евро в Минске говорила еврокомиссар по внешним связям Бенита Ферреро-Вальднер.

С расширением взаимодействия между Минском и Брюсселем мы активизировали и техническое сотрудничество, и экспертные встречи. Очень широко белорусские власти стали пользоваться программой ТАЙЕКС (TAIEX, Technical Assistance Information Exchange) — инструментом для обмена информацией. По запросу белорусской стороны ЕС организует встречи представителей белорусских министерств и ведомств с европейскими специалистами для консультаций в самых разных областях: контроль границ, продовольственная безопасность, спорт.

Очень активно мы сотрудничаем в области энергетики. Ряд проектов был реализован, что-то еще обсуждают эксперты. Многие из этих проектов финансируются через региональную программу INOGATE — «Межгосударственная транспортировка газа и нефти в Европу». Например, проекты обеспечения безопасности транзита газа, технических стандартов газотранспортной системы, интеграции нефтяного рынка. Сейчас готовится проект для поддержки реализации энергетической политики в Беларуси.

Энергетический диалог с Беларусью ЕС может вести также в рамках двух флагманских инициатив и отдельной платформы в «Восточном партнерстве». Это важная область сотрудничества, но не единственная. Брюссель финансирует проекты с участием Беларуси в области охраны окружающей среды, таможенных структур, ядерной безопасности.

— Уже принято решение о выделении макрофинансовой помощи, которую запросила Беларусь?

— Нет. Здесь есть несколько условий — выполнение Беларусью пунктов соглашения с Международным валютным фондом о получении кредита стенд-бай, наличие дефицита финансирования, а также наличие у ЕС финансовой возможности выделить средства. Сейчас мы ждем очередного отчета МВФ.

— А начаты ли переговоры о заключении основополагающих соглашений?

— Пока нет. Все будет зависеть от развития политического диалога.

В середине ноября министры иностранных дел стран Евросоюза оценят, каковы в Беларуси перемены в областях, которые Брюссель обозначил как ключевые. В зависимости от того, каким будет решение, могут начаться переговоры о подписании Соглашения о партнерстве и сотрудничестве, ратификация которого была заморожена в 1997 году.

— Можно ли сказать, что за положительной оценкой европейских министров последует полная нормализация отношений?

— Расширение сотрудничества будет зависеть от прогресса белорусских властей. Положительная оценка, действительно, предполагает, что диалог будет расширен, а полная нормализация последует за выполнением всех 12 рекомендаций.

— Признание белорусским парламентом независимости Южной Осетии и Абхазии может повлиять на решение глав МИД стран ЕС?

— Сложно сказать. С одной стороны, этого нет среди рекомендаций ЕС, но, с другой стороны, это важный момент и для Брюсселя, и для «Восточного партнерства». Вместе с тем, ситуация в целом непростая, и оценива
ть ее нужно осторожно.

— А как министры будут оценивать прогресс? Можно ожидать, что до ноября Беларусь с этой целью посетят представители ЕС?

— Пока такие визиты не запланированы. На этой неделе, как я и говорил, делегация расскажет о программе «Восточное партнерство», а в октябре пройдет очередная встреча в рамках энергетического диалога.

Оценка европейских министров будет основана на отчетах, которые представят посольства стран ЕС, аккредитованные в Минске. Отдельный отчет, конечно, подготовит наше представительство Еврокомиссии. Значение имеет всё: заявления, шаги, мнение представителей гражданского общества, политических партий, журналистов. Ведь среди ключевых областей — ситуация в области СМИ и диалог ОБСЕ и властей о реформе избирательного законодательства.

— Вы считаете, что у белорусских властей есть желание и возможность сделать достаточно шагов навстречу ЕС до середины ноября, чтобы оценка их усилий была положительной?

— Я не стал бы комментировать этот вопрос. Позиция Евросоюза будет общей, а все заявления — совместными.