— Чем вызвана необходимость поездки в Швецию?

— Приглашение в Стокгольм это личная инициатива Карла Бильда, председательствующего в Европейском Союзе. И это является свидетельством того, что демократическая оппозиция и гражданское общество Беларуси остаются стратегическим партнером для Европейского Союза. В такой ситуации логично, что между партнерами идет диалог, происходит обмен мнениями, обсуждаются перспективы взаимодействия.

— Обращает на себя внимание, что Бильд встречается с белорусской оппозицией, а параллельно руководство Литвы общается с Лукашенко. Нет ли здесь обмена вашей поездки в Стокгольм, на открытие дверей для белорусского правителя в Европейский Союз?

— Этого нельзя исключать, но при этом стоит напомнить, что за несколько дней до появления Лукашенко в литовской столице я, Александр Козулин и Павел Северинец провели встречи с премьер-министром, министром иностранных дел и руководителем парламента Литвы. Инициатива также исходила от литовской стороны. Думаю, что нам удалось повлиять на вопросы, внесенные в повестку дня предстоящих встреч с белорусским правителем.

— С чем вы приехали в Швецию? И была ли общая позиция на встречах, тем более что состав делегации был достаточно пестрым.

— Действительно восемь человек это потенциально восемь мнений. Но говорили, в общем-то, все одним голосом. Наше главное послание уместилась в одну фразу – кредиты и инвестиции в обмен на свободные выборы и моратории на политические репрессии.

— Это была общая позиция?

— Да. И ее сильная сторона, что в ней сочетается не только общий, но и корпоративный интерес. Свободные выборы не могут проходить без свободной прессы, и это не может не поддерживаться Жанной Литвиной которая представляла журналистское сообщество. Свободные выборы никак не стыкуются с отсутствием регистрации их потенциальных участников. А это уже интерес оргкомитетов партий, возглавляемых Павлом Северинцем и Владимиром Навасядом. Политзаключенные несовместимы со свободными выборами. И об этом лучше Александра Казулина и Артура Финькевича сказать вряд ли бы кто смог.

— Какова реакция на ваше послание со стороны шведских политиков?

— Карл Бильд сказал, что «при выдаче белорусской стороне кредитов необходимо учитывать как экономические, так и политические критерии». Это очень важное заявление. Кроме Карла Бильда вы еще встречались с министром международного развития и сотрудничества Гунилой Карлсон, министром по делам Европейского Союза Сессилией Мальмстрем. а также с депутатами риксдага.

— Были ли озвучены какие-то конкретные предложения и инициативы во время этих встреч?

— Мы обсудили ряд конкретных предложений. В частности перспективу введения должности спецпредставителя Евросоюза по Беларуси, создание совместных, экспертных, рабочих групп в рамках программы «Восточное партнерство» и проведение в период председательства Испании спецконференции по Беларуси.

— Неужели вы думаете, что какая- то конференция решит белорусские проблемы?

— У этой инициативы две задачи: ангажировать Испанию и начать реальный переговорный процесс власти и оппозиции при посредничестве ЕС.

Давайте смотреть вперед. Через три месяца председательство в ЕС перейдет к Испании. Очевидно, что интерес у Мадрида к Беларуси в районе нулевой отметки. В этой ситуации инициатива международной конференции как совместной шведско-польской инициативы это хорошая возможность втянуть Испанию в белорусскую проблематику. Самостоятельно мы не в состоянии это решить, при поддержке Швеции это реалистичный проект. Министр Сильвия Мальстрем на этой неделе будет встречаться со своим испанским коллегой и обсудит это предложение. Практическая реализация данной инициативы может стать началом реального переговорного процесса, которого сегодня нет ни внутри страны, ни между Минском и Брюсселем.

— А какова перспектива введения должности спецпредставителя ЕС по Беларуси?

— Осуществить это непросто, но сторонники перемен в Беларуси объективно заинтересованы в этом. Невозможно рассчитывать на результат, если нет системной работы, если отсутствует стратегия и план действий. У того же Бильда сотни других проблем и Беларусь, конечно же, не приоритет. Каждые шесть месяцев в ЕС меняется председательствующий , а значит по Беларуси все время работают новые люди. В такой ситуации выработать что-то системное сложно и проблематично. Значит, нужен человек в Брюсселе, который постоянно работает по белорусской проблематике, который отвечает за результат. Образно говоря нам нужен телефон, который работает 365 дней в году, а не только в период поездок в страны Евросоюза.

— Не появиться ли в такой ситуации Шмидт №2?

— Случается, что снаряд падает дважды в одну и туже колонку. Вместе с тем очевидно, что появление двойника маловероятно хотя бы потому, что Брюсселю не надо озираться на Красный дом. Никаких согласований кандидатуры спецпредставителя с белорусскими властями не требуется.

— Швеция отреагировала на силовой разгон людей, собравшихся на площади в 10 годовщину похищения Виктора Гончара и Анатолия Красовского. Была ли какая-либо дискуссия по этой проблеме?

— К чести шведской стороны, и лично Карла Бильда реакция была быстрой и адекватной. Никого уговаривать долго не пришлось. Сейчас в Европе четко обозначились две тенденции по выстраиванию отношений с официальным Минском. Одна базируется на ценностной составляющей, другая на экономическом прагматизме. Так вот Швеция как раз та страна, которая не торгует ценностями.

Поделиться: