bulletгалоўнае онлайн:

Друкаванае выданне - №10(4159)

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Марат НОВИКОВ: «Политика и проституция – это одно и то же…»

Аўтар: I 13 лютага 2017 г.

Известный бизнесмен, бывший владелец «Коммунарки» и «Спартака» живет в Нью-Йорке, но в курсе всех последних белорусских событий.

Марат Новиков не забыл, как у него отобрали бизнес. Не жалеет, что уехал. И продолжает любить Беларусь. Несмотря на то, что было.

 

– Марат Михайлович, расскажите, как живете.

– У нас все хорошо. Поменяли президента. Очень большая полемика идет как внутри страны, так и за рубежом по поводу того, что Дональд Трамп может сделать и для Америки, и для всего мира.

Что касается моего личного отношения к нему, то я верю ему, потому что он бизнесмен. Он сумел заработать миллиарды! А нечестным путем в Америке заработать такое состояние невозможно. Прежде всего нужно трудиться, думать.

Но я хочу вам сказать, что США при всех президентах останутся сильной страной. Америка – умная, свободная, демократичная страна. Здесь каждый может найти себе место. Для того чтобы реализоваться, не нужно иметь влиятельного дядю или тетю, связи. Здесь всего можно достичь самостоятельно, своими мозгами и трудолюбием.

Ну вот так и живем. С надеждой. Радуемся каждому дню.

– А вы гражданин Беларуси или Америки?

– Я из Беларуси уезжал в 1989 году. Меня тогда просто автоматически лишили гражданства. Прожив в Америке шесть лет, я получил паспорт и стал гражданином США. Я, моя жена, дети. А внуки уже здесь родились – они автоматом гражданство получили.

Радуюсь, что когда-то благодаря своей супруге сделал правильный шаг и уехал. Именно жена настояла на этом переезде. Я еще как-то колебался, потому что жил вроде бы неплохо в Беларуси, работа была интересная. А жена настояла. Она уезжала от Чернобыля. Ее отец был большим начальником, уже в те времена ездил за границу. И она по рассказам отца знала, как в Штатах живут люди. Свободно дышат, свободно ходят, никого не боятся, никто им не диктует свою волю. Она настояла, и мы уехали.

– Когда в последний раз вы были в Беларуси?

– Наверное, лет пять назад.

– Уголовных дел за вами не осталось?

– Нет. Когда у нас начали отбирать акции, бизнес, я понял, что шутить с огнем опасно, и просто покинул пределы страны. Сейчас не приезжаю не потому, что боюсь, – за мной нет ничего криминального. Просто нет такой необходимости.

Откровенно говоря, меня обидели. Причем очень серьезно. Я 18 лет своей жизни посвятил разваленным белорусским предприятиям, вывел их на достойный уровень и получил такое спасибо…

Если «Коммунарка» еще кое-как работала, то «Спартак» был почти закрыт. Вы возьмите интервью у бывшего директора фабрики Клавдии Тимофеевны Леоненко – мы с ней открывали шоколадный цех, снимали амбарный замок. Два сантиметра пыли было на шоколадной линии, которая почти четыре с половиной года простояла! Не работала, потому что не было ни сырья, ни денег. Потом появился Марат Михайлович, начал работать – и дела пошли довольно успешно. Я и моя команда сделали «Спартак» и «Коммунарку» фабриками, известными на весь мир.

– Вы до сих пор не простили эту обиду?

– Я был не первый и не последний. Со многими так поступили. Такая политика государственная, традиции…

Но самое страшное, что потом происходит, когда заводы и фабрики отбирают у инвесторов и они становятся государственными. Им вдруг резко всё мешает работать, в том числе якобы и бывшие инвесторы, показатели падают. Директорам же надо оправдываться, что у них реализации нет, экспорт мизерный – особенно по сравнению с тем, что раньше было. Сколько при Марате Новикове «Коммунарка» продавала своей продукции в Америку и сколько сейчас? Я когда уходил, на «Спартаке» было 12,5 миллиона долларов чистой прибыли за три квартала. К концу года было бы еще больше – около 20. Вдумайтесь в эти цифры только! Но, оказывается, я был жуликом. Если так, то почему я не увез эти миллионы с собой в Америку? Да потому, что я не воровал, а занимался развитием фабрик.

– У вас остались акции «Коммунарки» и «Спартака»?

– Нет, почти все забрали. Осталось на «Коммунарке» 5 или 6 процентов, на «Спартаке» – около 21 процента акций.

– Дивиденды регулярно получаете?

– Там же практически все государственное. Есть указ президента: предприятия, где контрольный пакет акций у государства, должны с прибыли 50 процентов отдавать государству. А остальное идет на развитие предприятия. В прошлом году, знаю, в модернизацию вкладывали. Правда, что точно на «Коммунарке» модернизируют – я не в курсе. Знаю, что на «Спартак» уже после нас купили вафельную линию за 7,5 миллиона евро. Хотя, на мой взгляд, она не нужна. Хорошо, если процентов 40 этих вафель продается. Сегодня вафли производятся в каждой подворотне, когда мы работали, это была самая нерентабельная продукция. Но вперли туда такие деньги…

– Знаю, что вы и сегодня занимаетесь шоколадным бизнесом. Как успехи?

– Мы производим свою продукцию на литовских и польских фабриках. Сейчас прорабатываем вопросы сотрудничества с немцами.

Напишите, что мне нужно дать Героя Соцтруда! Дело в том, что я в Америке продаю продукцию 19 белорусских предприятий. Начиная от хлеба и заканчивая сгущенкой, сахаром. Мы – лицо Беларуси в Америке. Напишите, пусть узнает Лукашенко, что Марат Новиков и после всего того, что было, продолжает продвигать товары белорусских производителей на американском рынке. И делаю я это уже 18 лет. На свои честно заработанные деньги открыл здесь базу.

– Это приносит неплохую прибыль, ведь так?

– Давайте начнем с того, что у меня пять внуков, двое детей и жена-красавица. Мне нужно быть хорошим отцом, дедушкой и мужем. Я должен зарабатывать деньги. И, кстати, в отличие от некоторых, умею это делать.

Слава Богу, у меня уже есть пенсия. Неплохая, кстати. Потому что я всю жизнь честно работал, получал солидную зарплату, и в Америке теперь у меня хорошая пенсия.

– Назовите сумму, чтобы белорусские пенсионеры по-доброму позавидовали…

– 2700 долларов – это вместе с медициной. У моей жены – 1000. Для Беларуси это огромная пенсия, а  здесь – самая обычная.

Ну вот давайте посчитаем: машину нужно взять в рент – это примерно 350 долларов в месяц плюс страховка 200 долларов. Я живу в собственном доме, построил его (в 1994 году начал и в 1997-м закончил) на те деньги, которые заработал еще до «Спартака». За страховку дома ежемесячно нужно платить около 900 долларов. Поэтому получается примерно так: половину наших с женой пенсий нужно отдать, а половина остается на жизнь. Но по здешним меркам это считается средний уровень жизни. Мы можем позволить себе слетать два раза в год на курорт и внукам подарки покупать. Слава Богу, дети получили американское образование, дочь у меня финансист высшей категории, владеет тремя иностранными языками. Талантлива, умна – впрочем, как говорится, на яблоне груши не растут.

– Если не ошибаюсь, у вас под Минском в Раубичах был дом – вы жили по соседству с бывшим министром иностранных дел Петром Кравченко. Сегодня за домом кто-то присматривает?

– Этот дом принадлежит женщине, которая проработала со мной 37 лет. И когда она захотела что-то построить, я помог ей с участком – у меня были связи, и я не скрываю этого. А финансировал строительство ее отец. Почему все считали, что это мой дом? Все думали, что я для себя пробиваю этот участок. Но дом был зарегистрирован на ее отца и мать, а когда они умерли, перешел ей по наследству. Я как бы снимал в этом доме несколько комнат. Сейчас это ее дом. Кому хочется, те говорят, что это мой дом. А кто хочет узнать, как на самом деле, – я рассказываю. Если бы это был мой дом, я давно бы его продал.

– Вы внимательно следите за всеми событиями, происходящими в Беларуси. Даже комментировали арест «стекольного короля» Александра Муравьева. Кстати, ему дали 11 лет лишения свободы…

– Да, я в курсе про приговор. Знаете, с одной стороны, мне его жалко. А с другой… Меня тоже посадили бы, если бы я не уехал. С одной стороны, я жалел бы себя, что, дурак, не уехал. А с другой стороны, ну система такая, и все это знают.

– Вы очень аккуратно говорите о политике…

– Я не оппозиционер. Никогда политикой не занимался и не хочу. Мой тесть, умнейший человек, всегда говорил, что политика и проституция – это одно и то же. Я запомнил это на всю жизнь. Поэтому не лезу в политику никогда. И своим детям об этом все время говорю.

– В последнее время немало известных бизнесменов гостили в СИЗО КГБ. Чиж, Япринцев, Павловский, теперь вот Кнырович…

– Некоторым, может, будет сложно понять, что я скажу, но в Америке не воруют. Вот я через два месяца открываю в Нью-Йорке ресторан. Будет называться «Беларуская хата». Все в лучших национальных традициях – белорусское меню, национальные костюмы, музыка. Мне нет смысла что-то химичить, потому что здесь сама жизнь – это ОБЭП, сама жизнь все контролирует. Например, вас обсчитали в ресторане, плохо накормили – вы больше туда не пойдете. Вы выпускаете плохие трактора – их никто не будет покупать, компания разорится. Скажем, будет в Бруклине какое-то празднество. Накануне этого торжества мэр Бруклина не позвонит моему сыну, который занимается продажей белорусской продукции, и не скажет в приказном порядке, чтобы мы выставили свои товары во время торжества. Это абсурд! Потому что бизнесменов не надо заставлять. Они сами хотят зарабатывать и ради своей рекламы поедут на это торжество, и будут продавать свои конфеты, квас «Крыніца» и так далее.

Понимаете, почему я говорю, что здесь дышится по-другому?

Идеология хозяйственной деятельности здесь иная. Подход другой. В Беларуси палочная дисциплина. А здесь нет дисциплины, здесь есть законы, в том числе и законы жизни. Хочешь заработать деньги – крутись, думай, совершенствуй себя, стиль своей работы и так далее. А в Беларуси это не нужно.

– Марат Михайлович, а когда у вас начали отбирать бизнес, вы писали письма Лукашенко? Спрашиваю, потому что многие бизнесмены, угодив на нары, через день-другой сразу сочиняют покаянные послания…

– Я написал письмо Лукашенко. И знаю, что он дал его прочитать некоторым товарищам, в том числе и бизнесменам. Смысл был такой: наша компания всегда работала добросовестно и честно. Все, что закупали для фабрик в Америке, шло на нужды фабрик. Никаких оффшоров у нас не было, мы честно платили налоги. У нас была прозрачная белая бухгалтерия, без всяких там откатов и прикатов.

В мою бытность мы обновили автопарк. Для «Спартака» купили 25 фур «Вольво», на «Коммунарку» – 20 «Манов» с рефрижераторами. Вы представляете, сколько это денег стоит? А сейчас машины распродали, в том числе и за долги…

Я как-то беседовал со специалистами из аналитического центра. Они говорят: мол, у вас экспорт хороший, а как на других предприятиях достичь аналогичных показателей? Я им сказал: у вас ни один начальник отдела внешнеэкономических связей не говорит на иностранном языке, не говоря уже о его подчиненных. Как эти люди могут сделать экспорт? Об этом, насколько я знаю, доложили Лукашенко, и он на одном из совещаний фактически моими словами сказал: скоро у нас иностранцы на русском будут лучше говорить, чем наши начальники внешнеэкономических отделов – на английском.

Кстати, об иностранцах. С ними нужно не просто деловые переговоры вести, а контактировать! Ходить на футбол, интересоваться, как их баскетбольная команда сыграла, как им «Лидское пиво» и так далее. Ну это же жизнь!

– Кстати, о жизни. На когда запланировано открытие нью-йоркской «Беларускай хаты»?

– У меня есть такой же ресторан в Москве. Он входит в 50 лучших ресторанов российской столицы. В пятницу, субботу и воскресенье к нам не попасть!

Нью-йоркский ресторан планируем открыть примерно в конце апреля, а на 5 мая, когда мне 70 лет будет, уже перережем ленточку.

Кстати, московский ресторан распахнул двери тоже к моему дню рождения – как-то так случайно получилось. Помню, открывали вместе с тогдашним послом Беларуси в России Василием Долголевым и премьер-министром Михаилом Мясниковичем.

– Так, может, не нарушать традицию и Мясниковича снова позвать ленточку перерезать?

– В трудную минуту я пытался найти поддержку у Михаила Владимировича, но не смог. Как в воду канул! Но я к нему все равно настроен положительно, мне кажется, он мужик неплохой…

 

На фото: Марат Новиков с семьей.

 

Из личного дела

Марат Новиков родился в Минске. В 1976 году окончил Белорусский институт народного хозяйства. Работал в ЦУМе, в системе «Интуриста». Последнее место работы – 3-й «Советский» магазин. По собственному признанию, покинул СССР из-за опасений за будущее своих детей. В США стал вице-президентом крупной финансовой компании Double Star International. До 2012 года Марат Новиков контролировал две крупнейшие кондитерские фабрики страны. Затем случилась приснопамятная национализация «Спартака» и «Коммунарки». Новиков стал персоной нон-грата в Беларуси.

Тэмы:
Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.