bulletгалоўнае онлайн:

Друкаванае выданне - №9(4158)

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Поп-расстрига, кузнец своего… несчастья

Аўтар: I 9 лютага 2017 г.

Василий Тумилович написал письмо в редакцию – и за внимание к «Народной Воле» человеку большое спасибо. Мы ценим каждого нашего читателя.

Но решить вопрос Василия Николаевича мы, к сожалению, не можем. Тумилович, бывший священник, так осерчал, обиделся на церковь, что написал в письме, что сейчас вообще обходится без религии, чуть ли не отрекается от нее. Для человека, служившего у алтаря, заявление более чем шокирующее. Отчего же так вознегодовал человек? Какие сомнения теперь разъедают его душу? Болезнь эта временная или отпадение от веры осознанное и бесповоротное? Впрочем, Бог не оставляет без своей благодати даже заблудившихся своих детей.

Я встретилась с В.Н.Тумиловичем в Лунинце – в деревне под городом живет теперь бывший священник. Чем занимается, он не открылся. Намекнул, что подрабатывает, ведь пенсия у него минимальная. Вообще-то большинство в Лунинце и соседних районах живет огородничеством. Огурцы, клубника, яблоки – здешние люди трудятся азартно, торгуют умело. И строятся, строятся. В городе строительных магазинов в разы больше, чем храмов.

Но и духовный подъем не обошел Полесский край. В конце 1990-х  открывались новые храмы, а священников не хватало, и энергичных, благочестивых людей быстро рукополагали в сан. На этой волне пришел служить в церковь в 2000-м и Василий Тумилович. Человеком он был верующим с малолетства. За это в отрочестве и юности не раз «прорабатывался» старшими товарищами в школе и армии, но все-таки шел своим путем и окончил духовную семинарию.

Но потом судьба вильнула зигзагом: работал школьным учителем, увлекся краеведением, окончил Могилевский университет. Прошли годы, было Тумиловичу за сорок, когда он написал митрополиту Филарету просьбу о восстановлении в священстве, так как принял-таки решение идти служить в храм. Просьбе вняли, отправили в Витебск. Но здесь у новоявленного батюшки случились трения. Не с верой, с церковной обыденностью. Вот как он сам мне рассказывал:

– Приезжаю к архиепископу, встречаюсь с ним. Он обещает золотые горы: место священника, помощника архиепископа по историческим вопросам, референта епархии, главного редактора газеты «Епархиальные ведомости». Но на деле все вышло по-другому. А я ведь уже уволился из школы, выписался из квартиры, потерял очередь на улучшение жилищных условий. И что получил взамен? Мне обещали церковный домик. И знакомый советовал: «Иди, игра стоит свеч!» А домик-то оказался плохой, дров для отопления нет…

Твердая материальная озабоченность бывшего духовного служителя неприятно резала слух. А Василий Николаевич и не скрывал: он обижен на церковь, потому что предполагал получить от нее гораздо более солидные блага, чем имел на «гражданке». Я слушала, и у меня складывалось впечатление, что человек не служить шел, а просто менял профессию учителя на более выгодную, по его мнению, профессию священника. Но прогадал, не вышло ему больших дивидендов.

В Витебске Тумилович долго не задержался, вскоре нашел возможность перевестись служить в Брестскую область, Каменецкий район. Там, конечно, люди более зажиточные. И Тумилович прослужил у алтаря почти десять лет. Хотя и с конфликтами.

– Потому что я всегда имел свою линию, – объясняет свою непростую судьбу Василий Николаевич. – Извините меня, но я никогда никому не позволял сесть мне на голову и высморкаться. В том числе архиерею.

Да, с таким бойцовским характером трудно человеку где бы то ни было, тем более проповедовать смирение с амвона. Бывший батюшка рассказал, что вознамерился однажды вступить в Союз писателей Беларуси, так как писал брошюры по краеведению и этнографии. Конечно, с таким литературным багажом не во всякий союз примут. Однако в СПБ у нас творческая планка невысокая, были времена, когда прием туда был практически массовый. Но батюшка, прежде чем идти в писатели, должен был получить благословение архиерея – этого требуют правила церковной жизни. И Тумилович о них прекрасно знал. А не захотел просить позволения у священноначалия…

Мне кажется, что-то всегда претило Василию Николаевичу подчиняться, но называть это свободолюбием я не стала бы. При нашей краткой встрече пыталась понять – что? И видела качества неприятные: дерзость, гордыня и самомнение. То, что с религиозным саном совершенно несовместимо. Кстати, на заседании Брестского областного отделения союза писателей Тумиловича приняли единогласно, а вот председатель Союза писателей Беларуси Чергинец в Минске своевольного батюшку не утвердил. Николай Иванович знает, что такое твердая дисциплина.

В общем-то это лишь эпизод из жизни бывшего священника, хотя и довольно много говорящий о его характере. Потом случались у него конфликты более обыденные, о которых Василий Николаевич тоже мне рассказывал. Его направляют в паломничество – он ехать отказывается, его посылают в командировку – ропщет, не едет. Церковная дисциплинарная комиссия сделала Тумиловичу строжайшее предупреждение. За ним установили присмотр. Он оскорбился, взбунтовался. И решил из церкви уйти обратно в светскую жизнь.

И состоялся у Тумиловича с брестским епископом примерно такой разговор (со слов Василия Николаевича): «Владыко, где вы видели бедного попа? Я потерял квартиру, сдуру выписался. Дайте мне приход побогаче, хочу лучше обжиться до пенсии, хоть на жилье насобирать. И больше мне ничего не надо. Служить в церкви потом не буду». Епископ, рассказывает Тумилович, почернел лицом, как земля. Спросил: «А чем будешь заниматься?» Тумилович честно ответил: «Садом и огородом».

 Еще бы: на Полесье сад и огород дает трудолюбивым хозяевам хорошую прибыль. Вот батюшка и рассудил, что пора ему сматывать свои церковные удочки и заняться практическим делом. Тогда-то священнику Василию Тумиловичу и вышло запрещение. Его лишили сана. Справедливо, конечно. Но ему этого мало! Он хочет отлучения – как у графа Льва Толстого (так и написал в письме). Зачем? Чтобы скандалом поразить белый свет? Но Тумилович не Толстой – не прозвучит даже и в районе.

Согласитесь, нетривиальная история. И очень неприятная, с каким-то базарным душком: недодали в церкви батюшке... Ушел обиженный… Конечно, в церковь на православной волне нового времени пришло много людей случайных или, точнее, не окрепших в своем выборе. И через некоторое время они покинули путь священства. Как, например, известный актер Иван Охлобыстин, бывший священник. А церковь и не держит людей силой. Тем более нет возражений, если человек покидает священство, когда начинает понимать, что взял на себя непосильную ношу, если чувствует, что опустошен, что гложут сомнения, может ли дать людям настоящую духовную поддержку, пастырский совет. Но здесь-то случай другой: человек искал, как мне кажется выгодное место и – просчитался. Впрочем, осуждать его права не имею. Каждый из нас несет ответственность за себя сам, и потому – каждый сам кузнец своего и счастья, и несчастья.

Лунинецкий район.

 

Тэмы:
Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.