bulletгалоўнае онлайн:

Друкаванае выданне - №100(4147)

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Цены на лекарства поддаются лечению?

Аўтар: I 2 студзеня 2017 г.

Сегодня белорусы, возвращаясь из заграничных поездок, зачастую везут с собой лекарства. Многие импортные препараты стоят там дешевле, чем у нас. Разница в цене доходит до 50, 70 процентов, а иногда одни и те же таблетки в одной и той же дозировке в Польше, России или Украине стоят в 2, а то и в 3 раза дешевле, чем в Беларуси.

Почему? Как формируются цены на лекарственные средства в Беларуси? Адекватны ли в целом цены на импортные препараты в аптеках страны? Что государство делает для того, чтобы таблетки и микстуры оставались доступными для населения?

По инициативе Министерства здравоохранения прошел «круглый стол», на котором специалисты фармацевтической отрасли вместе с журналистом «Народной Воли» обсудили ситуацию с ценами в аптеках страны. Данное мероприятие было инициировано Минздравом после ряда публикаций в «Народной Воле», в которых мы поднимали проблему высоких цен на лекарства.

 

Участники «круглого стола»:

Вячеслав ШИЛО, заместитель министра здравоохранения;

Вячеслав ГНИТИЙ, генеральный директор государственной аптечной сети РУП «Белфармация»;

Людмила РЕУТСКАЯ, начальник управления фармацевтической инспекции и организации лекарственного обеспечения Минздрава;

Дмитрий Калистратов, начальник отдела предпринимательской деятельности, ценообразования и управления госимуществом Минздрава.

Представители субъектов хозяйствования государственной и негосударственной форм собственности, ассоциаций и представительств зарубежных производителей в Республике Беларусь – члены рабочей группы Минздрава по осуществлению комплексного анализа фармацевтического рынка страны.

 

«Народная Воля»:Тема «круглого стола» была сформулирована как «Ситуация с ценообразованием на лекарственные средства в Республике Беларусь», поэтому вопрос такой: как формируются цены на импортные препараты? Насколько, например, верна информация о том, что в аптеках Польши максимальная торговая надбавка на лекарства составляет 16 процентов, в Литве – 14 процентов? В Беларуси, как известно, согласно указу президента №366 от 11.08.2005, она может доходить до 30 процентов.

Вячеслав Гнитий: – Лекарственные средства и изделия медицинского назначения относятся к группе потребительских товаров, по отношению к которым применяются жесткие меры государственного регулирования и для определения порядка формирования цен, и для установления предельных размеров оптовых и торговых надбавок.

Людмила Реутская: – В соответствии с белорусским законодательством поставки на рынок страны лекарственных средств могут быть только от производителей либо их официальных дистрибьюторов. В этой цепочке посредников нет.

Дмитрий Калистратов: – Итоговая цена препарата в аптеке складывается из фактической цены производителя, оптовой надбавки и розничной надбавки к фактической цене изготовителя.

Оптовая надбавка покрывает расходы на содержание оптового звена (аптечных складов). Согласно указу президента, оптовая надбавка ограничена в зависимости от цены препарата. Розничная торговая надбавка покрывает расходы, связанные с содержанием аптек, доставкой, хранением лекарственных средств. И она тоже имеет ограничения в зависимости от стоимости препарата. Максимальную 30-процентную розничную надбавку можно применять только к дешевым лекарствам, которые отпускаются заводом-изготовителем по цене до половины базовой величины.

Иван Козырев, директор ЗАО «Унифарм»: – Согласно указу, аптеки имеют право на торговую наценку от 1 до 30 процентов. Я – директор не только оптового, но и розничного предприятия. Средняя наценка в сети наших аптек – 14,8 процента. У наших конкурентов приблизительно такие же цифры.

Наживаются ли поставщики на белорусах? Я вам отвечу: нет! Сегодня уровень рентабельности оптового звена составляет от 0,1 до 2 процентов. Компании экономят на всем. В розничной сети рентабельность колеблется в пределах 0,5–2,5 процента.

Д.Калистратов: – Что касается государственной сети «Белфармация», то, когда с 1 июля этого года, согласно указу президента, привязавшего оптовые и торговые надбавки к базовой величине вместо доллара, предприятие снизило торговые и оптовые надбавки, рентабельность «Белфармации» снизилась на 0,6 процента.

В.Гнитий: – Предприятиями РУП «Белфармация» в постоянном режиме проводится работа по сдерживанию роста цен на лекарственные средства. Нынче разработан перечень предельно допустимых розничных цен, которые включают более 1000 наименований лекарственных средств. Это позволяет обеспечить единообразие цен в государственных и коммерческих аптеках страны. Данная работа продолжается, и перечень будет увеличен. Тем самым мы достигнем того, что цены в аптеках Беларуси не будут существенно различаться.

В практику вошло проведение переговоров с зарубежными поставщиками и зарубежными производителями на предмет снижения цен. Прежде чем вести переговоры, анализируем, по каким ценам проводились закупки лекарственных средств в сопредельных странах – Российской Федерации, Украине, Польше, странах Балтии. Эта работа приносит результаты. Только в этом году провели переговоры с компанией «Санофи» по снижению цены на «Плавикс» – достаточно известное в народе средство. Цена снижена почти в 5 раз! И сегодня у нас «Плавикс» дешевле, чем в России. В Российской Федерации цена декларируется в пределах 22 евро, мы покупаем «Плавикс» по 11 евро. Успешно провели переговоры со словенской компанией KRKA, и по 8 наименованиям своих лекарств они снизили цены.

Говоря о ценах, нельзя не сказать о нашей работе по заключению прямых контрактов с зарубежными производителями и исключения необоснованного посредничества. Сегодня «Белфармацией» заключено 92 внешнеторговых контракта с заводами-производителями. Заключая такой контракт, «Белфармация» получает выгоду в виде определенных бонусов, которые направляет не на хозяйственную деятельность, а в первую очередь на снижение цены.

Вячеслав Шило: – Что касается тех позиций, по которым цена у нас и в соседних странах разнится, – в этом направлении проделана большая работа. И по многим позициям мы добились снижения в 2, а то и в 3 раза по цене.

– Спасибо за то, что вы пояснили, как много делается для того, чтобы цены на импортные препараты на нашем рынке сравнялись с ценами, которые мы видим в аптеках Польши, России, Украины. Но…

Буквально накануне нашего «круглого стола» мне довелось побывать в Польше. Для своей родственницы я покупала там три препарата: «Предуктал mr», «Трибукс», «Дюфалак». Разница в цене шокировала. Упаковка «Предуктала» (60 табл. по 30 мг) у нас стоит около 20 долларов, в Польше – 8,9. Упаковка «Трибукса» у нас 11 долларов, в Польше почти в 4 раза дешевле – 3,25. 500 миллилитров «Дюфалака» – 12,7 доллара и 8,7 соответственно.

Так все же чем обусловлена высокая стоимость отдельных препаратов в Беларуси по отношению к таким же в Польше, России, Украине?

И.Козырев: – Я помню данные по ценам пятилетней давности. В нашей стране тогда цены на лекарства были на 10–15 процентов ниже, чем в сопредельных государствах и в Казахстане. Почему это было? Потому что уже тогда действовал президентский указ №366, который регулировал цены на лекарства и который сыграл огромную роль в формировании цен на лекарственные средства на нашем рынке и не только. По нашему пути  потом пошли Россия, Казахстан и Украина.

То, что сейчас существует такая разница в цене на некоторые импортные средства у нас и в сопредельных странах, – правда. Откуда эта правда получилась?

Давайте вспомним, что произошло в Российской Федерации 2–3 года назад. Доллар тогда стоил 23–26 рублей, а сегодня – 64 рубля. Но именно 2–3 года назад Российская Федерация сделала умный шаг – зарегистрировала цены на импортные лекарства. Регистрация предусматривала неизменность цены в течение года ни под каким предлогом. Потом сложно было менять цены, надо было иметь для этого веское обоснование. Поэтому сегодня цены в России ниже, чем у нас.

– А чем вы объясните значительную разницу в цифрах на ценниках в аптеках Беларуси и Польши?

И.Козырев: – Потому что наша страна пока не приняла никакого решения по поводу параллельного импорта. Что это такое?

Параллельный импорт – это когда фирма-поставщик на льготных условиях покупает продукцию и потом отправляет товар в любую страну по ценам ниже цены производителя. На параллельном импорте очень здорово выигрывает Польша, выигрывает Грузия. Но при этом есть опасность фальсификаций. Под понятием «параллельный импорт» фальсификат может быть произведен в Молдове или еще где-то. Закупая такой препарат, поставщик может даже об этом и не подозревать.

Олег Стома, генеральный директор СЗАО «Медвакс»: – Почему есть разбежка в ценах и почему она, к сожалению, неизбежна? Все импортеры завозят и растамаживают лекарственные средства по курсу Нацбанка. Завезла компания-поставщик, условно говоря, препарат стоимостью 10 долларов или 20 рублей, и эта цена остается до тех пор, пока ты этот лекарственный препарат продаешь – месяц, полгода. За это время может произойти колебание курса – девальвация или, наоборот, укрепление рубля, что мы сейчас наблюдаем. В соответствии с законодательством цену можно изменять, в том числе уценять лекарства. Но субъекты не могут это сделать фактически в связи с обязательствами по расчетам с поставщиками. Поэтому и идет разбежка в ценах в аптеках страны. Мы пытаемся сглаживать цены за счет розничных наценок, но они не такие высокие. Причем чем дороже лекарственный препарат, тем меньше торговая надбавка. Есть лекарства, которые стоят 100 долларов, это высокотехнологичные средства, которые сложно импортозаместить. Надбавка на эти препараты – 1 процент. А нам надо рассчитаться с компанией-изготовителем, заплатить налоги, дать сотрудникам зарплату, убрать в аптеке, чтобы было чисто, вывеску повесить и т.д.

Никто тут не прибедняется, что мы нищие. Задача любой коммерческой организации – пытаться получать выгоду. Но в то же время не наживаться на людях!

– Какая прибыль в прошлом году была у вашего предприятия?

О.Стома: – Чистая прибыль после уплаты налогов в целом по предприятию за 2015 год составила порядка 4 процентов.

– А сколько это в деньгах?

О.Стома: – Это коммерческая тайна… Поверьте, Минздрав очень жестко контролирует цены. Предельные отпускные цены, о которых говорил директор «Белфармации», публикуются каждую неделю, и мы сверяемся, нет ли у нас превышения.

– А в Польше не надо содержать штаты, платить налоги, убирать аптеки и т.д.?

В.Шило: – Кто из поставщиков ответит по поводу разницы цен в Беларуси и в Польше?

Валентин Петров, исполнительный директор Ассоциации международных фармацевтических производителей: – Те цены, которые назвала представитель «Народной Воли», были в одной определенной аптеке, которую она посетила. В другой они могли быть иные, в 2 раза выше. Возможно, аптека продавала излишки либо истекал срок годности препарата.

– А вот и нет! Прежде чем купить лекарства, я обошла несколько аптек Белостока, и везде цены были практически на одном уровне и существенно ниже наших.

В.Петров: – Возможно, есть другой фактор, который повлиял на цены в Польше. Возможно, этот продукт находился в так называемой программе лекарственного возмещения, когда фирма, участвуя в этой программе, получает очень большой рынок сбыта, фактически на всю страну идет поставка. Конечно, в этой ситуации цена будет совсем иная. Любую диспропорцию в ценах необходимо изучать.

И я не совсем согласен с Иваном Алексеевичем Козыревым, который говорил, что параллельный импорт привел к такому снижению цен. Параллельный импорт в странах Евросоюза возможен только внутри Евросоюза, где вопросы качества и безопасности препарата тщательно мониторируются. Если переносить их опыт на нашу территорию – здесь будет совсем другое, потому что у нас нет культуры качества параллельного импорта. И если взять Грузию, опыт закавказских стран, то у них как раз сейчас большие проблемы с параллельным импортом. Завозится много суррогатной, некачественной  продукции, фактически они создают риск для пациентов. Поэтому, возможно, лучше чуть-чуть переплатить, чем рисковать здоровьем.

– Мы иногда так переплачиваем, что в народе уже гуляет поговорка: «Дороже здоровья только лекарства». Скажите, пожалуйста, а что нам мешает взять и, как в России, зафиксировать цену на лекарство и не менять ее хотя бы год?

В.Шило: – Мы это и делаем. Ежегодно Министерство здравоохранения подписывает меморандум с зарубежными компаниями и их представителями о недопущении роста розничных цен на лекарственные средства. На протяжении этого года цены не выросли, а контрактные цены даже снизились!

И.Козырев: – Возвращаясь, например, к препарату «Плавикс». В сентябре в вашей газете была указана цена на этот препарат в Беларуси – 104 рубля. Сейчас «Плавикс» стоит 31–33 рубля, в Киеве – 51, в Москве – 58. Такое снижение цены – это работа Министерства здравоохранения.

«Предуктал», который вы приводите как пример высокой цены в Беларуси, – это препарат французской компании «Сервье». «Нолипрел», «Престариум» тоже производит «Сервье». Минздрав должен решить с ними вопрос. Но я понимаю, почему они держат цены. В 2014 году «Сервье» имело оборот на нашем рынке 17 миллионов долларов, а в прошлом году – 7 миллионов. В этом году и семи не будет, а коллектив, который здесь держит компания, достаточно большой, его нужно содержать, нужно продвигать продукцию. Идет борьба на выживание. Программа импортозамещения позволила наладить выпуск аналогов, например, появился белорусский аналог «Предуктала» – «Триметазидин». Другой препарат «Сервье» –  «Кораксан». Минздрав объявил тендер на закупку аналога этого препарата. И сейчас в нашу страну завозят словенский препарат «Бравадин». В «Народной Воле» указывалось, что «Кораксан» стоит в Беларуси 73 рубля. Сейчас у белорусов есть возможность покупать более дешевый, но не менее эффективный «Бравадин», его цена – 27,8 рубля. Выбор есть.

В Польше «Сервье» вольно-невольно должна была снизить цены на свою продукцию до уровня стран Евросоюза. А в Беларуси можно и поиздеваться.

В.Петров: – Это еще говорит и о том, что компания «Сервье» перестала рассматривать Беларусь как важный рынок в своей производственной программе. У них акцент переместился на другие страны. Это плохо. Но тем не менее Министерство здравоохранения нашло, чем заместить данные препараты.

– Но хотелось бы, чтобы и оригинальные препараты «Сервье» остались на рынке, многие белорусы их покупают. И хотелось, чтобы цены на них не были в 2–3 выше, чем в Польше или России.

В.Петров: – Безусловно. Но для этого надо создавать соответствующие условия, чтобы компания опять обратилась к Беларуси как к важному стратегическому рынку для своего развития. И я думаю, что это произойдет.

В.Шило: – Хотелось бы отметить, что и с этой, и с другими компаниями у нас идет работа на постоянной основе, для того чтобы проводить локализацию производств на наших заводах. И многие компании идут на это.

– Некоторые наши читатели, пытаясь найти ответ на вопрос, почему лекарства у нас дороже, чем в соседних странах, высказывают такое предположение: мол, существует некий сговор чиновников с поставщиками, и они искусственно завышают цены на импортные лекарства, чтобы белорусы покупали отечественные аналоги…

Юрий Трипутень, заместитель директора СЗАО «Белфарм»: – Если все министерства и ведомства с точки зрения соблюдения законодательства Республики Беларусь будут работать так, как Минздрав, будет золотая страна. Вы заходите в аптеки – и гарантированно покупаете качественный товар.

В.Шило: – Маркетинговый отдел РУП «Белфармация» отслеживает все прайсовые поставки в Республику Беларусь. И если мы видим, что по прайс-листу ввозится лекарство дороже, то, прежде чем принять решение о формировании новой цены, мы проводим переговоры с поставщиком и спрашиваем, с чем связан рост цены. Рынок стал меньше? Производитель закупил дорогую субстанцию? Изменилась упаковка, и это потребовало дополнительных расходов? Увеличились накладные расходы? Никогда не происходит необоснованного повышения цены на лекарства.

– Почему часто возникают перебои с импортными лекарствами? Например, препарат от астмы – гормон «Будесонид» – дефицитный товар уже на протяжении года, постоянно приходится искать его по всем аптекам Минска. Недавно в «Народной Воле» была публикация о том, что из аптек пропал гель для детей «Дентинокс» производства Германии. Читатели жаловались на отсутствие в аптеках капель в нос «Пиносол» и капель для поднятия иммунитета «Элькар», таблеток «Роаккутан», антибиотика «Авелокс».

В.Гнитий: – Не могу сказать, что есть перебои. Есть разный покупательский спрос, разная посещаемость. В аптеках, где проходимость ниже, препарат будет на полках дольше. Во всех аптеках нашей страны – и в государственных, и в коммерческих – существует такая услуга, как отсроченное исполнение рецепта. Если в аптеке нужного вам лекарства в данный момент нет, то аптека обязана обеспечить вас этим лекарством в течение 5 дней. Кроме того, лекарственное средство можно зарезервировать по телефону. Практически на всех предприятиях РУП «Белфармация» покупателям предоставляются скидки на отечественные и импортные лекарственные средства.

Бывают такие моменты, когда лекарственное средство того или иного зарубежного производителя попадает на этап перерегистрации. Компания, которая заинтересована в том, чтобы обеспечить на время перерегистрации бесперебойное наличие своей продукции в аптеках, накануне завозит большее количество препаратов на рынок.

Л.Реутская: – Кроме того, компания может за полгода подать документы на перерегистрацию и все сделать вовремя. Перерегистрация для ответственной компании не может стать причиной того, что их товар вдруг стал дефицитным.

– Сколько в год тратят на лекарства белорусы?

Наталья Пригун, глава представительства компании «Гедеон Рихтер»: – Около 100 долларов. В России – 150, в Казахстане – 110.

– Это хорошо или плохо?

Н.Пригун:  – В развитых странах тратится в разы больше, там расходы на покупку лекарств и медикаментов составляют 250–500 и даже 700 евро в год на человека. Там население заботится и о своем здоровье, и о профилактике.

В.Шило: – Около 100 долларов (а в разные годы эта цифра разная, колеблется от 86 от 107 долларов) – это относительный показатель, потому что он не учитывает возмещение затрат, которые идут за счет страховок, стоимость лечения на стационарном этапе, а также бесплатное обеспечение лекарственными средствами льготной категории граждан.

Кроме того, снижение затрат у населения на лекарства происходит потому, что отечественные препараты, которые все чаще покупают белорусы, стоят недорого. Если бы покупали оригинальные, то оставляли бы в аптеках значительно большие суммы. И многие страны, нацеливаясь на снижение нагрузки на население по тратам на лекарства, идут по пути импортозамещения, используя дженерические формы препаратов. Это общемировая практика. И мы видим по тенденции на нашем рынке, что те оригинальные препараты, которые стоили очень дорого 5–6 лет назад, при появлении их дженериков на рынке снижаются в цене, не говоря о том, что их аналоги стоят дешевле.

О.Стома: – Даже такие богатые страны, как Канада, США, переходят на производство и закупку дженериков. Никакая страховая медицина не справляется с тем, чтобы оплачивать оригинальные, высокотехнологичные препараты. В Канаде, например, порядка 70 процентов лекарств на рынке – дженерики.

В.Шило: – В заключение хотел бы сказать, что журналисты и все жители страны могут быть уверены: и Министерство здравоохранения, и поставщики нацелены на то, чтобы на рынке были адекватные цены на лекарственные средства.

На сегодняшний день мы проанализировали и выяснили: осталось порядка двух десятков позиций, по которым необходимо завершить работу по урегулированию цен у нас и на сопредельных рынках. А по остальным препаратам – у нас либо такие же цены, как и в соседних государствах, либо даже ниже. А учитывая развитие отечественной фармотрасли, качество и цену лекарств, которые производят наши заводы, мы можем констатировать, что данная ситуация позволяет сегодня адекватно и максимально охватывать лекарственным обеспечением все слои населения. Как сказала мой коллега, профессор, доктор медицинских наук: «Я подберу любому гражданину адекватную терапию по любой ценовой позиции. Она может разниться в разы. Одному пациенту с одной и той же схемой лечения она будет стоить 20 рублей, другому – 40, третьему – 60. Но по эффективности она будет одинаковой». А если эффективность одинаковая, то зачем платить больше?

Тэмы:
Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.