bulletгалоўнае онлайн:

Грамадства

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Минскому часовому заводу – 60!

NV exclusive   Аўтар: I 25 лістапада 2015 г. 16:12

После банкротства…

В первый раз я попала на Минский часовой завод в седьмом классе, когда учителя организовали для нас экскурсию. Запомнились шумные цеха, масло, груды корпусов для часов…

Теперь на заводе тихо. В цехах немноголюдно. Видно, что они рассчитаны на значительно большее количество рабочих мест. Но сегодня на работу выходят меньше тысячи человек. Получается, что только один из десяти тогдашних.

…В сборочном цеху уютно, просторно, чисто и даже пафосно. Пафос помещению придают мраморные стены. Картина из благополучного периода советского прошлого.

Да, были времена когда-то… – вздыхает Наталья КОРЗУН,  старожил завода. Она работает в сборочном цехе. – Работаю, а что делать? Только в прошлом году мы построили квартиру. Теперь надо кредит отдавать по пять миллионов в месяц. Хорошо, что муж есть, дети, внуки. Помогают. А то я и не осилила б одна при такой зарплате. Получаю около четырех миллионов. А цены ж сейчас знаете какие в магазинах? Всё дорого. Хотя у меня знакомые на других заводах еще меньше зарабатывают. Время такое сейчас. Буду работать, сколько сил хватит…

Работа у женщин нелегкая, требует постоянного напряжения зрения (все время необходимо смотреть в лупу) и сосредоточенности. Сейчас таких специалистов даже не выпускают. Училище часовщиков, как и десятки других профтехучилищ, кануло в Лету. Вот и приходится на месте обучать новеньких. Женщины познакомили с молоденькой девушкой, которая как раз осваивает профессию. Сказала, что на стройке работала вообще без выходных за те же деньги.

Соседка Натальи Ирина КУЗНЕЦОВА тоже давно на заводе и помнит лучшие времена.:

Ой, тогда же мы на квартирах жили, но могли себе и сапоги купить, и одеться. Даже сходить куда-то. По профсоюзной путевке съездить можно было на отдых. У нашего завода было подсобное хозяйство. Все было дешево, и часы наши вовсю продавались. Теперь миллионы получаем, а что за них можно купить?

Но такие же слова могут сегодня сказать работники любого предприятия. Женщины вспомнили, что в 2006 году, когда завод признали банкротом, было совсем худо. Именно тогда и стали массово увольняться сотрудники. Ситуация начала улучшаться только с 2009 года. Тогда провели реструктуризацию задолженности, и суд прекратил процедуру банкротства. В 2010 году швейцарская компания Franck Muller International B.V. стала инвестором предприятия, заключив с нашей страной инвестиционный договор. Сегодня часовой завод является предприятием частной формы собственности с долей государства в уставном фонде 19,97%. 80% составляет доля инвестора, а физическим лицам принадлежит 0,03% акций.

Намного ли стало лучше? Ищу ответ в другом цеху…

…В зале новые станки. Увидела мужчину за одним из них. Представился Дмитрием САВЧЕНКО. Оказалось, что на заводе он сравнительно недавно – неполных 6 лет.

Это немецкое оборудование. Тут все автоматизировано. Я когда-то закончил училище металлистов. Помните такое? Так вот тут высокотехнологичный процесс. Чтобы на этих станках работать, надо учиться у специалистов. Люди учились у тех, кто стажировался в Германии. Вот посмотрите, какая красота получается.

Дмитрий показал, какие необыкновенные рисунки можно воспроизвести на металле. На тоненьком диске размером с медальон портрет симпатичной девушки.

Ну, это вы явно с любовью сделали. Красавица! – сразу заметила я.

Лицо Дмитрия засияло:

Это моя дочь. С фотографии сделал, когда практиковался.

Сразу вспомнилось происхождение слова «шедевр». Оно появилось в средние века, когда создание шедевра (фр. chef-d'œuvre – буквально «главная работа») как образцового изделия было обязательным испытанием каждого ученика-подмастерья, желавшего получить звание мастера. Шедевр должен был демонстрировать владение технологическими основами и секретами мастерства.

Замечу: на заводе освоили выпуск сапфирового стекла для часов. В этом минское предприятие оказалось единственным на постсоветском пространстве. Чтобы изделия были конкурентоспособными, меняются коллекции, разрабатывается новый дизайн, подыскиваются рынки сбыта. А чего стоит уникальная коллекция «Спадчына» с белорусским орнаментом! А коллекция «Ретро»! Многие мои коллеги не устояли перед искушением и купили себе эти часы. Кстати, впервые за несколько лет.

Замдиректора по коммерческим вопросам Азат МАРГАРЯН показывает часы, которые разработали специально для таких клубов, как БАТЭ и «Динамо». Это действительно впечатляет! Я, конечно, не специалист по дизайну и не часовых дел мастер, сужу исключительно из соображений собственного вкуса. Мне могут возразить, что в часах не это главное. Но это для кого как.

Азат МАРГАРЯН говорит:

За 5 лет и мысли не было, чтобы закрыть завод. Мы не видим проблем с увеличением производства, и сравнительно неплохо обстоят дела со сбытом. Надеемся, что так будет и в 2016 году. Основной покупатель часов сегодня – на нашем внутреннем рынке. Хотя с прошлого года это еще и рынок Российской Федерации. Около 400 тысяч часов мы экспортировали в Россию, а 50 тысяч – в Казахстан. Сегодня российский рынок может освоить 25 миллионов часов в год. В Москве на станции метро «Таганская» открылся наш магазин.

Пытаемся пробиться и на другие рынки сбыта – это главная задача. Надо развивать производство. Сейчас на стадии согласования находится эскизный проект. Хотим, чтобы наконец всё утвердили, потому что надо начинать строительство новых корпусов. Там будут современные универсальные помещения, своеобразный технопарк на площади 20 тысяч квадратных метров. Там разместятся сборка и легкое производство. На заводе сегодня выпускают еще и манометры, печатные платы и GPS-трекеры. Вот мы сейчас ведем переговоры с «Сименсом» по навигационным системам. Но пока есть сложности в согласовании эскизного проекта с исполкомом. Хотелось бы поскорее решить этот вопрос.

– А как вы из Армении попали сюда?

Да я уже стал белорусом (смеётся). Уже пятый год тут. Перед тем как приехать сюда, работал в Армении на часовом заводе АWI. Кстати у этих заводов один владелец, так что наш завод – тоже часть программы развития. А почему я здесь? Когда поступил в Ереване в университет, мой дедушка подарил мне часы. Я их немного поносил, и они сломались. Ну, положил на полку, чтобы починить, и забыл. Потом работал на заводе АWI. И вот, когда переезжал сюда на работу, то с вещами достал и часы. Они оказались марки «Луч». Я подумал, что это судьба. Часам было 50 лет. Мне их тут быстро починили, я их и сейчас ношу.

…Уже на улице оглянулась на здание заводоуправления. Оно до сих пор остается одним из самых узнаваемых в Беларуси. Спроектировали его архитекторы Сергей Ботковский, Иван Бовт и Нута Шпигельман. Длина стрелок часов 6 метров. Подумала: интересно, знает ли обладатель дедушкиных часов «Луч», что механизм, спрятанный за огромным циферблатом на здании завода, сделан в... Ереване?

24 ноября Минскому часовому заводу исполняется 60 лет. Хочется верить, что появятся новые красивые корпуса и с новым производством сохранится наш белорусский бренд. Ведь здорово, когда в век компьютеров мы можем передать внукам часы, которые носили на своей руке. Может, это когда-нибудь у нас станет традицией?


Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.