bulletгалоўнае онлайн:

Друкаванае выданне - №50 (3995)

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Егор КОРЕНЕВСКИЙ: «О «плохих» генах сирот говорят те, кто не хочет ими заниматься»

10 лiпеня 2015 г.

Сиротам можно помогать по-разному: вручить подарок, покатать на спортивной машине, дать билет на концерт или купить килограмм конфет. А некоторые дарят себя. В какой роли? А вот в такой…

В Беларуси начался необычный проект – наставничество, о котором «Народная Воля» рассказала 26 мая.

О том, как помочь сироте, приходя к нему раз в неделю, что нужно брошенному ребенку и может ли эта добровольная работа изменить общество, рассказал один из первых наставников Беларуси Егор Кореневский.

– Вы сами совсем молоды, как оказались в проекте наставничества?

– Благодаря друзьям. При их помощи два года назад пришел в минский интернат волонтером. Мне было 24 года, воспитаннику по имени Бахрам – 15. Когда он был маленьким, брак его родителей распался: отец ушел из семьи, мать серьезно заболела. Троих детей – у Бахрама старшая сестра и младший брат – отдали в интернат.

– 15 лет – переходный возраст, в который даже ребенок из полной семьи может повести себя агрессивно. С воспитанником интерната и вовсе сложно наладить отношения?

– У Бахрама была поддержка в лице сестры и брата, поэтому, наверное, и контакт с ним установили быстро. Подросток думал об образовании, я предложил помощь в физике и математике – так началось наше общение. Встречались раз в неделю, предварительно созвонившись, – у Бахрама, как у почти каждого ребенка из интерната, был мобильный телефон – подарок итальянской семьи, принимавшей его летом. Здесь надо отметить, что сироты быстро привыкают к спонсорской помощи, а вот в сложной ситуации их мало кто поддерживает. Попав в больницу с отравлением, парень оценил мое внимание, понял, что я рядом не только ради занятий, что мне не безразличны его здоровье, его судьба. С этого времени в отношениях наступил перелом – я завоевал доверие подростка.

– Кому вообще доверяет ребенок-сирота?

– Никому. В редких случаях – работникам интерната, учителям, одноклассникам… Отсутствие здорового общения накладывает отпечаток: по статистике, всего около одного процента детей из интерната получают высшее образование. Нет родителей – некому помочь выяснить информацию о поступлении, поддержать, одобрить. Такому ребенку сложно расти как личности.

– Поэтому он наверняка ценит участие своего наставника и надеется, что тот не будет общаться еще с кем-то из детей?

– Такого не было. Приезжая, я часто спрашивал: кто еще хочет заниматься? Дети не стремились к общению.

– Привыкнув к добрым «одноразовым» дядям и тетям с подарками, не начинают ли они просить не знаний, а денег на телефон?

– К сожалению, люди часто откупаются от сирот. Польза от материальной помощи есть, однако при помощи только подарков не вырастить личность. Хочешь сделать из сироты доброго человека – дари ему себя хотя бы раз в неделю.

– Кто вырастает из воспитанника интерната, от которого откупались взрослые?

– Человек, которому сложно найти профессию, не обладающий мотивацией и сильными личностными характеристиками. Ему тяжело влиться в общество, ведь для стремления наверх нужен пример, которого нет.

Я пытаюсь стать таким примером. Жаль только, встретились мы поздновато – парень запустил учебу и не смог перейти в старшие классы. Сегодня он получает специальность, по моему предложению поступил на языковые курсы, часть оплаты которых взяли на себя спонсоры, строит планы на поступление в Лингвистический университет, чего уже добилась старшая сестра. Семья, принимавшая мальчика в Италии, предложила ему получить образование в их стране, но Бахрам пока отказывается, полагая, что с хорошим образованием заработать можно и здесь. Одним словом, история моего воспитанника еще пишется.

– Как относитесь к общепринятому мнению, будто бы в ребенке из интерната набор «плохих» генов, с которыми рано или поздно столкнется «усыновитель»?

– О генах говорят те, кто не хочет брать наставничество над сиротами.

– В 2015 году в Беларуси планировали закрыть интернаты, но их даже не стало меньше. В Киеве это получилось – не в последнюю очередь благодаря проекту наставничества. Удастся ли такое гражданам Беларуси?

– По статистике, в стране около 80 процентов браков заканчиваются разводом: представители общества потребления хранят вещи, а не отношения, хотят брать, ничего не отдавая взамен. Что будет с нашими интернатами и детскими домами, покажет время, отмечу только: проблемы, которые появляются в процессе работы наставника с воспитанником, свидетельствуют об их росте.

– Вот только некоторые пытаются расти за счет сирот. Одна из женщин, пожелавшая работать наставником, разоткровенничалась и сообщила о смерти сына, которого пытается заместить воспитанником.

– Такова жизнь: потеряв одно, люди ищут другое, меняют жизнь, пытаются стать другом сироте. Но если ты думаешь только о себе, ребенок почувствует фальшь,  и это никому не пойдет на пользу.

Что посоветуете человеку, раздумывающему о помощи сироте в качестве волонтера-наставника?

– Соглашаться, ведь это поможет не только ребенку, но и ему самому. Беря на себя ответственность, ты растешь, понимаешь, на что готов, и помогаешь расти другому человеку. Мне участие в проекте помогло осознать, что это такое – быть мужчиной и отцом, поэтому, когда придет время, я знаю, что справлюсь с этой ответственностью.

Елена АНКУДО.

Тэмы:
Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.