bulletгалоўнае онлайн:

Грамадства

Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта

Потерпевшая во время теракта в минском метро: «Так что же я, симулянтка какая-то?!»

NV exclusive   Аўтар: I 14 чэрвеня 2011 г. 15:01 Image 38382
11 апреля в момент взрыва на станции метро «Октябрьская», в числе пассажиров столичной подземки оказалась Елена Лебединская. Женщина получила лёгкие травмы рук и головы. Однако, спустя полтора месяца после трагедии выяснилось, что она не является пострадавшей от теракта в метро и денежная компенсация ей не положена.
-- В тот день я возвращалась на метро домой, -- рассказывает Елена Александровна. –  Я стояла на эскалаторе, когда услышала хлопок, такой, как будто кто-то открыл бутылку шампанского… Меня накрыло взрывной волной, я потеряла равновесие… В метро тут же погас свет: я не видела, только чувствовала, как сверху на голову падают какие-то осколки… Кругом всё было в строительной пыли, я задыхалась. Дышать было очень тяжело…

Елене Александровне помогли выбраться на улицу: «Сразу после взрыва я плохо ориентировалась. Дело в том, что при падении разбились мои очки, а у меня слабое зрение… Помню только, что жадно глотала воздух… Но дышать было тяжело, я в буквальном смысле откашливалась серой строительной пылью».

Елену Лебединскую привезли в 9-ю клиническую больницу Минска: «Еще в машине «скорой помощи» мне обработали ссадины на руках и голове зеленкой. От госпитализации я отказалась несмотря на то, что чувствовала себя очень плохо. Может, звучит несерьезно -- мне не с кем было оставить собаку…»

На следующий день Елене Лебединской позвонили из поликлиники по месту жительства. «Видимо там уже были списки пострадавших, участковый врач мне позвонила сама, -- уточняет женщина. – Я пришла на приём, мне померили давление – оно зашкаливало  за 200 единиц, я всё так же с трудом дышала… Доктор без колебаний выписала мне больничный лист. Правда, по «общему заболеванию».

После того, как больничный был закрыт, женщина попыталась выяснить, какая материальная помощь ей, как пострадавшей от теракта в метро положена государством. «Я обратилась в Мингорисполком, в комиссию по оказанию материальной помощи пострадавшим в результате теракта в метро», -- рассказывает Елена Александровна. Там  мне сказали, что я должна открыть счет, на который после изучении всех обстоятельств, в том числе и степени полученных травм, мне будут перечислены деньги. Счет я открыла и стала ждать, когда меня вызовут для проведения судебно-медицинской экспертизы».

Шли дни,  а Елену Лебединскую так никуда и не вызывали. «Я еще раз сходила в Мингорисполком, где написала заявление, что все причитающееся мне деньгу прошу перенаправить на счет  кому-нибудь из более «тяжелых» пострадавших после взрыва в метро. Там у меня эту бумагу не взяли, сказав, что деньгами я смогу распорядится по своему усмотрению, как только их получу. Кстати, нельзя сказать, что мне за всё это время так и не помогли. Через несколько дней после трагедии по поручению исполкома Фрунзенского района мне принесли килограмм сахара, бутылку подсолнечного масла и фрукты. Обещали помочь с ремонтом в квартире. Ко мне и правда пришли рабочие из ЖЭСа. Но, осмотрев мою квартиру, в которой до сих пор из-за смерти мужа незакончен ремонт, сказали: «У нас нет стройматериалов, а вот если что перенести или подвинуть нужно – это мы можем. Я даже расписку писала, что отказываюсь от разгрузочно-погрузочных работ.

Огромную помощь мне оказало предприятие на котором я работаю-- автобусный парк №2. Помогли с лекарствами и материально. Я очень благодарна директору автобусного парка Леониду Можейко." 

На проведение судебно-медицинской экспертизы Елену Лебединскую вызвали только в конце мая – через полтора месяца после трагедии. «Я прошла эту процедуру, -- говорит она, -- а через несколько дней мне позвонили из Мингорисполкома и сказали, что счет, который я открыла в банке, можно закрывать – денег я не получу, потому что расстройство моего здоровья, из-за которого я оказалась на больничном после теракта в метро… никак не связано с терактом. В больничном мой диагноз определили как «общее заболевание»? а в заключении судебно-медицинской экспертизы написано, что расстройство здоровья было вызвано бронхитом, а не последствиями терракта.

-- Что ж получается: я симулянтка какая-то? Оказывается и мое повышенное давление в первые дни после трагедии, и то что я откашливалась строительной пылью… всё это никакого значения уже не имеет

Но в то же время я, как была признана потерпевшей по уголовному делу в минском метро, так и осталась в этом статусе. В Генпрокуратуре мне сказали, что я смогу предъявить финансовые претензии обвиняемым по делу. За порванное пальто, шарф, разбитые очки, мне насчитали чуть более двух с половиной миллионов…»

 

 

 


Друкаваць decreaseincreaseПамер шрыфта
Share |

АРХІЎ ГАЗЕТЫ

NV logo

ШУКАЦЬ У АРХІВЕ З ДАПАМОГАЙ КАЛЕНДАРА

ПАРТНЁРЫ

Падпiска

Падпісацца на "Народную волю" можна ў любым паштовым аддзяленні.